Забытые украинские добровольцы

buntonew_art32

Война ещё не закончилась. Русское наступление продолжалось — артиллерия бомбила города, погибали десятки мирных жителей. Отряды украинских добровольцев стойко сдерживали натиск врага. Небольшие периоды затишья использовались для ротации и лечения.

Ещё до того, как они отправлялись в зону боевых действий, с государственными деятелями была достигнута негласная договоренность о бесплатном лечении в киевском военном госпитале. Ребятам казалось, что слово чиновника — это то же самое, что и слово военного.

Они ошибались.

По прибытию в Киев поздним вечером добровольцев разместили в отдельной палате. Утром их разбудили — не медсёстры, а статный генерал в форме, с лихо закрученными усами. Запинаясь, пряча глаза, в непривычной для него манере, он сообщил, что помещение нужно освободить в течение получаса. Фронтовики были в шоке. Им ещё даже не успели поменять повязки. Их просто выгоняли на улицу.

На вопрос, что происходит, военный, деликатно откашлявшись и оглянувшись, сообщил, что это «приказание сверху». На рассвете, дескать, к нему пришли двое в штатском, предъявили «корочки соответствующих органов» и предупредили, что ни один украинский доброволец, прибывший с фронта, не должен лечится в государственных учреждениях. И пригрозили, что если генерал ослушается, его отправят в отставку — без почёта, без пенсии, как проворовавшегося кота.

Украина отказалась от своих сынов. Их просто вышвырнули на улицу, этих военных по зову крови, этих вчерашних пацанов, которые защищали интересы своей Отчизны. Почему? Власть боялась, что парни рано или поздно повернут оружие против зажравшегося чиновничьего аппарата и бандитских кланов олигархов.

Дважды повторять не требовалось. Добровольцы молча покинули территорию госпиталя. Сложно сказать, сколько горьких слов они так и не высказали вслух, даже друг другу. Эти националисты — а они были именно националистами — понимали, что от «этой Украины» понимания им получить не удастся. Ведь это была «страна Украина» — но вовсе не «Украинская Держава».

К счастью, данная зарисовка не относится к дням нынешним. Описываемые события произошли не во время украино-российской войны, а гораздо раньше — в девяностых годах двадцатого века. «Людьми в штатском» были силовики эпохи Кучмы, националистами-добровольцами — участники организации УНА-УНСО. Война, на которой они сражались с русскими оккупантами, была противостоянием на Кавказе — в Грузии. Несколькими годами ранее аналогичная бойня происходила в Приднестровье.

unso_03

Эту и другие истории рассказал журналистам «Бунтократии» Валерий Бобрович, руководитель главного штаба УНСО. Тогда, двадцать пять лет назад, будучи молодым человеком, вместе с побратимами он отчаянно защищал идею свободы от русского ига в странах бывшего СССР. Он верил, что в девяностых рождалась новая реальность, реальность, в которой возможна Националистическая Украина.

К сожалению, это были всего лишь иллюзии.

Сейчас Бобрович постарел. Ему уже шестьдесят пять, но он до сих пор носит форму, так же, как и его фронтовые товарищи. Некоторые из них, кто помоложе, продолжают воевать — теперь уже на Востоке своей родной страны, на Войне, которую власть трусливо именует «АТО». В моменты, когда Валерий Олегович рассказывает о днях былой славы, глаза его вспыхивают живым блеском.

На книжной ярмарке душно. Здесь, в небольшом павильоне, участники УНСО — сами они не делят себя на «бывших и нынешних», утверждая, что членом УНСО человек остаётся навсегда — слушают неторопливую речь Николая Кравченко. Кравченко, уже бывший доброволец полка Азов с позывным «Крук», презентует свою новую книгу. «Украинская аргонавтика», исторический труд о заграничной деятельности УНА-УНСО за период 1991-2001 года.

За витиеватым названием скрывается монументальная летопись о том, как когда-то маргиналы, исповедующие непонятные идеи «об опасности агрессии со стороны России», с оружием в руках отстаивали украинскую государственной за пределами Украины. Своей кровью они демонстрировали русской курице, что украинские националисты — это та сила, которая способна остановить Российскую империю в любой части мира, где бы она ни пыталась начать очередную шовинистическую войну.

unso_01

После Кравченко на сцену один за одним выходят новые спикеры. В основном это бывшие члены УНСО. Они кратко вспоминают историю своей жизни, подчёркивая, что абсолютно всё в книге чистая правда — не с точки зрения пропаганды, а с позиции исторической достоверности. Автор никогда не принимал участия в тех военных кампаниях, что описывал, но скрупулёзно восстанавливал их ход на основании полузабытых документов и воспоминаний отдельных личностей.

Прохожие на выставке недоумённо смотрят на людей в форме, в гробовом молчании слушающих выступление ораторов. Они не дёргаются, не шепчутся, не улыбаются — эти мужчны как никогда понимают, насколько ценно данное мероприятие. Ведь впервые за десятилетия националисты не скрываясь стоят в центре Киева, обсуждают дела минувших дней без опаски быть арестованными, смотрят на презентацию книги, которая наконец-то сможет рассказать широким массам о тех отчаянных, которые отдавали свою жизнь за величие Укрины в те времена, когда это было не то, что не модно, а открыто порицалось обществом.

Перед автограф сессией со своего места вновь поднимается Бобрович. Видно, что он возбуждён. Усы его трепещут, внезапно посветлевший взгляд осматривает аудиторию. Глаза его задерживаются в первую очередь на молодёжи — в них он видит следующее поколение, поколение, которому суждено создать Украинскую Державу, а не всю жизнь прожить в «стране Украина».

После нескольких долгих секунд молчания старый военный говорит всего несколько слов. Это призыв — и в прошлое, и в будущее. «Тогда, двадцать пять лет назад, украинских добровольцев не хоронили с криками “героям слава”. Нас стыдилось собственное государство, нас стыдились наши граждане, иногда нас стыдились наши семьи. Но мы были правы, правы в том, что Россия никогда не позволит быть Украине независимой страной, что она обязательно развяжет против нас войну. Изменилось ли что-то за эти годы? Изменилось ли отношение людей к украинскому национализму? Слава Украине!».

Оглушительный отклик «Героям Слава!» достиг потолка Украинского Дома, эхом ударившись о стены. Молодые и старые, военные и гражданские, все украинцы, присутствовавшие в тот момент в здании, узнали, что времена забвения героев украинской нации навечно канули в лету.

Украинский национализм наконец-то стал мейнстримом.

unso_04