Украинский город Таганрог

buntonew_art5

В нашей историографии если и принято обсуждать преступления против украинской нации, то очень точечно. Этим объясняется то, что даже самые кровавые события прошлого столетия в ней представлены неоднородно. К примеру, о коммунистическом Голодоморе написаны тысячи книг, а о фактах резни западных украинцев поляками в составе «Армии Крайовой» — лишь десятки. Государственная машина и отдельные личности ради построения эфемерного союза с современной Польшей предают прошлое, оставляя мёртвых своего народа не то, что не отмщёнными, но даже не оплаканными.

Тем ужаснее на этом фоне смотрится то, что преступления первейшего нашего врага — России — тоже освещаются неполно. Мы избавились от страха открыто говорить о фактах геноцида украинского населения красными комиссарами на территории современной Украины. Но мы совершенно забываем об этноциде, совершённом над нашими соотечественниками вне украинских границ.

taganrogua_7

 

Восточные рубежи

После Второй Мировой войны страны-победительницы установили новые правила политики. Отныне никто в Европе не смел перекраивать границы своих государств, ни мирным путём, ни военным. Всем без исключениям нациям пришлось отвечать за поступки Гитлера, который в своё время собирал в Третий Рейх абсолютно всех немцев, не важно, на какой территории они де-юре проживали, в Чехословакии или в Польше. Теперь была негласно одобрена политика насильственной «национализации» целых меньшинств — объявлялось, что немцы могут жить только в Германии, следовательно, этнических германцев в условной Польше надо либо депортировать, либо превратить в поляков, отобрав у них собственную культуру, наречие и самосознание, без остатка интегрировав в титульный народ данной страны.

Фактически, такая политика ассимиляции узаконивала этноцид частей нации, оторванных от государств-родителей. Без крематориев и газовых камер людей планомерно сперва низводили до обычной человеческой массы, а после насаживали их детям абсолютно чужую культуру. В этом плане показателен пример Данцига. Немецкий город, ставший причиной начала Второй Мировой, после низвержения Третьего Рейха был переименован в Гданськ и очищен от немцев — большую часть населения «полонизировали», остальных попросту депортировали.

Увы, нашей нации пришлось испытать на себе все «прелести» этноцида задолго до того, как миру был насаждён ущербный либеральный порядок.

Нынешняя граница современной Украины проходит где-то посередине географического Донбасса. И если его западная часть де-юре (и кое-где де-факто) входит в украинскую юрисдикцию, то восточная половина принадлежит России, как территория Ростовской области. Многие люди, по глупости называющие себя патриотами или националистами, мечтают о неделимой стране в рамках границ, намалёванных в политическом атласе. Они не могут понять, что любые «кордоны» — это всего лишь линии на бумаге. Простые люди их не признают.

taganrogua_11

«Украинский мир» гораздо шире международных границ государства Украина, признанных ООН. Если завязать человеку глаза и доставить его в глубинку в Воронежской области, он не сразу поймёт, что он не где-то под Полтавой, а в Российской Федерации. Язык, музыка, лица — это абсолютно украино-славянское население, оторванное от дома. Годы кремлёвской пропаганды заставили их поверить, что они, дескать, «дикие русские», сельские неряхи с чудоковатым наречием. Но это ложь. Данные просторы были украинскими ещё до появления советской власти и остаются такими до сих пор, несмотря на то, что россияне вероломно записали их в «исторические земли России».

В начале двадцатого века крайним форпостом нашей государственности на востоке был город Таганрог. Ещё раньше, в конце 1600-х годов, союзническое войско запорожских казаков и русского царя Петра I, разгромив османов, по инициативе российского правителя заложило здесь первые камни будущего поселения. Примечательно, что основными строителями были в основном как раз украинские крестьяне. Это поясняется тем, что российские помещики опасались отправлять в эти края своих подданных — в первую очередь из-за близости казачьих земель Запорожья и Дона. Эти места манили крепостных своей вольной жизнью и побеги поселенцев были обычным делом.

В тот период времени Таганрог юридически никак не относился к украинским землям. Но и этническая, и политическая позиция жителей не вызывала никаких сомнений. Простой факт — в период Восстания Мазепы на территории города действовал крупный кружок, участники которого постоянно общались с гетманом и подготавливали почву к приходу шведов. Поражение под Полтавой положило этому конец. Царь Пётр, вступив в город со своими войсками, устроил показательное двухнедельное судилище. Все, кто мечтал о казачьей власти, были казнены.

Будущее «очищенного от предателей» города оказалось мрачным. Запорожцы, утратив своего лидера, всё же вернули себе азовское побережье уже как полноправные хозяева — заключив альянс с Османской империей, они нанесли московскому государству в 1711 году сокрушительное поражение. Места, где когда-то сверкали Таганрог и Азов, были похожи на пепелища. От населенных пунктов не осталось даже фундамента.

taganrogua_14

Волей истории запорожцы всего через несколько десятилетий опять попали под влияние Российской империи. В 1734 году русское правительство отдельным указом переподчинило своим губерниям все земли, завоёванные казаками ранее. На месте разрушенного Таганрога началось строительство нового морского порта. И хоть из этих мест убрали украинскую государственность, украинский народ остался там же, где и был — он вновь начал отстраивать то, что в своей кровожадности разрушили турки.

Последующая «чехарда», когда новый Таганрог футболили из одной российской юрисдикции в другую, никак не повлияла на главное — город, как и вся округа, неизменно в большинстве своём оставался украинским. Это чётко показывает общероссийская перепись населения 1897 года — в этих местах насчитывалось 61,7% украинцев (для справки — русскими пожелали назваться только 31,7%). Эти люди декларировали свою этничность без оглядки на политику.

Через короткие двадцать лет им посчастливилось наконец обрести свою собственную государственность — благодаря Украинской Народной Республике.

taganrogua_9

 

Культурный след

В двадцатый век Таганрог вступал как место, в украинскости которого никто не высказывал ни малейших сомнений. Удалённость от крупных городов империи пошла ему только на пользу — отсутствие жёсткого надзора позволяло украинству чувствовать себя на бытовом уровне вполне вольготно. Например, местная аристократия сплошь состояла из украинских помещиков, которые, пользуясь отсутствием конкуренции, скупали земли и заселяли её своими крестьянами из степей Запорожья.

Благодаря их действиям доля украинцев среди населения этих мест непрерывно росла. Дошло до смешного — наша культура, несмотря на власть России, начала уже самостоятельно влиять на прочие национальные меньшинства. Воспоминания известных этнографов рассказывают, что понтийские греки, жившие в те времена в Таганроге, в обычной жизни наряду с фамилиями обычно получали клички, схожие с казачьими прозвищами.

Злые языки могут резонно заявить, что быть украинцем и воображать себя им — разные вещи. Дескать, нынешние жители Поволжья могут сколько угодно говорить на суржике, однако если они не будут считать себя частицей украинской нации, их будет очень сложно причислять к нашему народу. Но этот аргумент не относится к таганрогским окрестностям. Тамошние люди не просто были носителями сине-жёлтой культуры — они были теми, кто обогощал её.

taganrogua_8

Почти все имена тех, кто был таганрожцем и не стыдился своей национальности, а наоборот, славил её своей жизнью, в современной Украине забыты. Не совсем понятно, по какой причине — злой ли это умысел или просто халатность работников министерства культуры? В любом случае, такие люди, как Владимир Богораз, Александр Пономарев и Ярослав Ткаченко вряд ли известны широкой публике. Равно как и Александр Корсун — хотя кого-кого, а этого издателя, поэта и выдающего реформатора украинского правописания знали и уважали даже его современники, такие как Тарас Шевченко.

Для Кобзаря, кстати, Таганрог являлся тем городом, в котором он всегда хотел побывать. Шевченко, этот главный культурный символ нашей литературы, вообще питал неизъяснимо сильную любовь к тем землям, которые современные «патриоты» давным-давно сдали Российской Федерации и даже не помышляют о том, чтобы заявить на них свои права. Кобзарь искренне хотел посетить Кубань, Дон и Таганрог (из этого порта и должно было начаться его пешее путешествие), однако русское вероломство рассудило иначе — и вместо украинской земли Тарасу пришлось топтать долгие годы далёкие оренбургские степи в качестве солдата Российской империи.

Почти не сохранилось никакой украинской прессы того периода, выпускавшейся в Таганроге. В принципе, в этом нет ничего удивительного — печатное украинское слово было разрешено в России лишь в 1905 году, а после короткого периода оттепели вновь запрещено указом о военной цензуре, связанном с началом Первой Мировой войны.

taganrogua_10

Рассказывая о Таганроге, нельзя промолчать о «светоче земли русской», главном человеке, родившемся в этом городе. Речь об Антоне Чехове. Никакой русский не любит вспоминать тот факт, что в собственной автобиографии писатель описывал детство следующими словами: «Я родился в живописном украинском городе Таганроге…». Масла в огонь подливают и воспоминания Максима Горького — он утверждал, что однажды, проводя время в Ялте, Чехов в разговоре тет-а-тет с нотками ностальгии вспоминал о себе, что он дескать «настоящий малоросс, в детстве не говорил иначе, как по-малороссийски».

В период Первой Мировой Таганрог оставался спокойным городишкой на побережье азовского моря, настолько спокойным, насколько он мог быть в такое бурное время. Война уже близилась к концу, когда внезапно из Петрограда пришли тревожные вести. Российская империя прекратила своё существование.

Таганрожцы легли спать в чужой для них России. А проснулись в мире, где у них появился свой национальный дом — Украина.

taganrogua_1

Украинский порядок

Страна Романовых рушилась в хаосе. Кромсая государство, в своём неистовстве большевики положили начало «параду независимостей». Крупнейшим игроком наравне с Советской Россией стала УНР — Украинская Народная Республика со столицей в Киеве. Но красные бесы не планировали отпускать «Житницу Европы» — ни в независимость, ни в суверенитет. Они бредили мировой революцией, потому логичным их действием был факт образования советского правительства и на территории Украины тоже.

Но красным пришлось нелегко. Они столкнулись с чем-то невиданным — простые люди не очень-то хотели установления рабоче-крестьянской диктатуры на своей земле. Вопя о неизбежности собственной победы, коммунисты под натиском постоянно отступали: сперва они отказались от Киева, после отошли в Екатеринослав, а когда осознали, что УНР настроена более чем решительно — и вовсе бежали в самый восточный город тогдашней Украины. В Таганрог.

Они продержались там меньше месяца. В апреле 1918 года по таганрожским улицам уже маршировали колонны немецко-украинских войск. Большая часть населения ликовала. Наконец свершилось — это их братья, они пришли, чтобы вернуть их в родную гавань! Реальность же оказалось гораздо прозаичней и кошмарней.

Германцы, вошедшие в город, заключали союз не с УНР, а с новой украинской страной под названием Гетманат. Разогнав политиканов, власть в бывшей республике взял гетман Скоропадский — бывший русский офицер, очень своеобразная фигура в истории. В частности, за своё недолгое правление он предложил спорную мысль «Новой Переяславской Рады» — идеи, что Украина, после победы над большевизмом, должна войти в состав обновлённой России в качестве субъекта федерации. Это был коллаборационизм в чистом виде.

taganrogua_18

Скоропадский, бредивший мыслью о Великой России, не очень беспокоился о единстве украинской нации. Зная это, не кажется удивительным, что с его лёгкой руки Таганрог был подарен правительству Дона — ещё одной республике, образованной на руинах Российской Империи. Город переходил в состав Всевеликого Войска Донского, правда с одной существенной оговоркой — управляла им специальная украинско-донская комиссия, расположенная в Харькове. Историки до сих пор гадают, что скрывалось за этим определением. Большинство из них оправдывает мятежного гетмана, дескать, он хотел таким образом оставить для этих земель возможность в будущем вернуться в состав федеративной Украины.

Сложно представить, что ощущали в тот момент таганрожцы. Их продали, использовали, как разменную монету в грязной политической игре. В скорости режим изменника украинского народа свергли. Воссозданная УНР, измотанная внутренними битвами и внешней агрессией, боролась уже даже не за свои исторические земли — она боролась за выживание. Но агония была неизбежна. Сине-жёлтая Украина перестала существовать.

Над её землями был вздёрнут красный стяг. Большевики вернулись. После периода междоусобиц и иностранной диктатуры немцев им рукоплескали. Эти волки в овечьих шкурах сделали всё, чтобы уважить украинцев — они пошли на беспрецедентный шаг. Таганрог вошёл в состав Украинской ССР. В момент, когда казалось, что борьба проиграна, наши соотечественники вернулись домой.

Дом этот и вправду поначалу был похож на настоящий. На улицах появились вывески на украинском. Песни, книги, газеты — всё переводилось. Украинизация шла ударными темпами. Улица Михайловская была переименована в Тараса Шевченко, Коммерческий переулок — в Украинский. Национальные мотивы процветали. Казалось, маркисты не лгали — их новый мир оказался «лучше прежнего в сто крат».

taganrogua_6

Но утопия была недолгой. Закрепившись во властных креслах, большевики теперь запустили свой дьявольский механизм разрушения народов. В 1924 году прошла Вторая партийная конференция. Коммунисты, следуя своей интернациональной теории, постановили, что УССР не нужно два крупных порта на восточной границе. Мариуполь постановили оставить — Таганрог забрать.

В момент, когда таганрожцы, что называется, только вздохнули — бац! — те, с кем они дружили, их снова «нагнули». Тогда это воспринималось как вероломство чистой воды. На самом деле, пусть иосознанно, таким шагом красные уберегли здешних украинцев от физического убийства — Голодомор тридцатых этих земель не коснулся. Отдельные беглецы из УССР, лесами пробирающиеся в окрестности Таганрога, рассказывали жуткие истории о каннибализме, тысячах трупах и солдатах-рабочих, отнимающих у крестьян последние крохи пропитания. Этим безумцам не очень-то верили, иногда посмеивались. Таганрожцам это казалось бредом — какой голод? У них-то всё нормально, а ведь они живут всего-то в пятидесяти киллометрах восточнее!

Всесоюзная перепись населения 1926 года показала любопытные результаты. Таганрог, несмотря на две войны, «империалистическую» и «гражданскую», стал ещё более украинским, чем прежде! Теперь украинцами назвалось уже 71,5% населения. Даже поверхностный этнический анализ позволял сделать однозначный вывод — это украинский город до самых корней.

Но Советам было на это плевать. Разнарядку спустили предельно ясную: «Украинцы живут в УССР. Вне Украины любой славянин является русским». Красные идеологи поняли сталинский план верно. Началась планомерная разъяснительная работа — теперь детям, которые, как Чехов, говорили «только по-малоросски», поясняли, что они заблуждаются, ведь на самом деле они русские люди. И не нужно им возвращаться ни в какой дом, ни в какое другое государство — они и так дома.

Вторая Мировая война градом снарядов закрепила агитацию марксистских извергов. Парадоксально, но следующая перепись населения в 1939 году показала немыслимое — украинское большинство превратилось в статистическую погрешность. Таганрог стал русским.

taganrogua_13

Великая ложь

Люди удивительно легко поддаются пропаганде — особенно вражеской. Слова российских историков почему-то нашли отклик в сердцах наших патриотов. После 1991 года, когда мы наконец получили право называться нацией без опаски быть отправленными в Сибирь, никто не усомнился в том, что и Кубань, и Дон, и Таганрог навсегда потеряны для нас.

В прежние времена от восточной границы Украины до Таганрога можно было доехать за пару часов. Прогуливаясь по его улицам, легко поверить, что это типичная российская провинция — с грязными улочками и угрюмыми работягами. Но эти работяги почему-то очень похожи на жителей Луганска. Донецка. Харькова. Кривого Рога.

Они очень похожи на русскоязычных украинцев. Они думают, как мы. Они поступают, как мы. У них такой же акцент, как у нас — именно с теми нотками, которые так раздражают «москвичей».

taganrogua_3

Гораздо опаснее ехать в окрестности города. Потому что там, глядя на обычные одноэтажные хибары, легко ненароком услышать «хохлятскую речь» — такую же чистую, как и на севере Луганщины или на Полтавщине. Увидев этих людей, которые искренне повторяют глупость о том, что они россияне, очень сложно продолжать рассказывать, что украинский Таганрог — дело седого прошлого.

Когда националист говорит, что он восстановит целостность Украинской Державы, он говорит не только о Крыме и Донбассе. Ему интересны не только и не сколько территории — националист в первую очередь борется за свою кровь, за людей.

Восточные украинцы, живущие в Таганроге, имеют такое же право на возвращение домой, как крымчане или донбассовцы. И однажды мы дадим шанс им этим правом воспользоваться.

taganrogua_20