Пепе, гроза жидов и либералов

buntonew_art36

Стратегическая ошибка многих молодых людей, мечтающих о политической карьере, в том, что они неверно анализируют биографии известных личностей. Несомненно, реформы Ататюрка, Муссолини или Вашингтона чрезвычайно важны, но в условиях, когда твоё движение ещё не пришло к власти, бессмысленно рассматривать примеры «как надо переделывать страну».

Это не относится к тем ребятам, которые любят просто «рассуждать о политической модели государства в вакууме». К ним вопросов нет. Но практики, те, кто однажды хочет изменять мир не только в комментариях в интернете, не должны рассматривать биографии лидеров «периода правления».

Они должны изучать историю их предвыборных кампаний.

Зелёная лягушка и жёлтый парик

Когда украинский обыватель говорит о Дональде Трампе, становится понятно, как безнадёжно далеки наши люди от понимания феномена этого человека. Из-за океана не видно, чем являлся и является этот богач для Америки — мы не знакомы с историей его восхождения на пьедестал известности, которая, конечно, началась не десять лет назад и даже не в двадцать первом веке.

Трамп — это не только миллиардер из сектора недвижимости. Это шоумен, который не вылазил из телевизора с 1980х годов. Простые американцы знали его благодаря желтой прессе (те освещали гусарские похождения Дональда) и шоу-программам, что транслировались по ТВ чуть ли не круглосуточно. «Деньги любят тишину» — это не про него. Он вкладывал изрядное количество заработанной налички в медиа, которые денно и нощно крутили его в эфире на всю страну.

С узнаваемостью у Трампа было хорошо с самого начала его избирательной кампании на должность президента США. Массы знали его (любили или ненавидели — другой вопрос), электорат расценивал его как реальный вариант в списке бюллетеней с конца двадцатого века. Последний тезис подкреплён массовой культурой — образ Трампа-президента появлялся в Симпсонах, вопрос об избрании в 1990х годах задавала ему телеведущая Опра Уинфри, сам Дональд декларировал своё намерение однажды «грубо войти в политику» в восьмидесятых, в интервью журналу PlayBoy (sic!).

pepe_05

Биография этого человека заслуживает отдельной обширной статьи. Сейчас мы говорим о другом. Два электоральных столба Трампа — это поддержка рабочего класса в оффлайне и агрессивная пропаганда за авторством правой молодёжи в социальных сетях. И если с работягами всё понятно (эквивалент аудитории «Одноклассников», эдакие ватники на американский лад), то с интернетом всё гораздо интереснее.

Что делать кандидату, если большая часть поддерживающей тебя молодёжи круглосуточно подвергается либеральному прессингу, в университетах и в Фейсбуке? Что делать кандидату, против которого выступают почти все без исключения онлайн-медиа? Что делать кандидату, сторонников которого в Твиттере называют не иначе как «фашистами»? Что делать кандидату, пресс-релизами которого демократические журналисты даже подтереться не могут, потому что они написаны в цифровом виде?

Правильно. Использовать мемасы.

Шутка, рассказанная на имиджборде

Символом интернет-кампании Трампа стал лягушонок Пепе. Этот невинный персонаж, за свою жизнь успевший побывать членом самых разных движух, к концу предвыборной гонки (по инициативе Хиллари Клинтон) загремел в особый реестр экстремистской-нацистской символики. Да, теперь использование Пепе официально приравнивается к публикации свастики.

Но Пепе — это не продукт политтехнологов Трампа и не какой-то неонацистский заговор. Это мем, который стал популярным в сети задолго до старта агитации «Make America Great Again».

Часто авторов конкретных мемов найти не удаётся, они теряются на просторах сети. С лягушонком дело обстоит иначе. Данного персонажа придумал иллюстратор Мэтт Фьюри В 2005 он выпустил чёрно-белую книгу-комикс под названием «Клуб Парней». В ней Пепе (вместе со своими тремя корешами-монстрами) зависал на квартире и время от времени хавал пиццу. На одной из страниц лягушонок, в коротких шортах, идёт в туалет. Там он, несмотря на очевидный абсурд, снимал короткие шорты аж до щиколоток, чтобы справить малую нужду. На удивлённый вопрос своего товарища, мол, нахер так делать, Пепе корчил довольную рожу и отвечал «Feels good man».

Этот кадр попал на сайт 4chan в раздел /b/ (ветка форума, где располагается всякий хлам). Пользователи оценили цепкую фразу. Один из юзеров разрисовал Пепе в привычный болотный цвет. Лягушонок уверенно становился популярным. Очень скоро начали появляться и другие его вариации — какой-то фотошопер перевернул рот Пепе вверх ногами, сделав грустную рожицу. Так появился вариант «Feels bad man».

pepe_02

Следующие годы Пепе медленно, но уверенно распостранялся всё шире. Появилась его злая, самодовольная и «жирная» версии. Также на форумах широко разошлась фраза «Well Meme’d, friend!» с соответвующей иллюстрацией. Ирония в чистом виде. Иными словами, к 2015 году Пепе являлся уже устоявшейся частью интернет-субкультуры, в чём-то безобидным, в чём-то угарным персонажем, который использовали либо для стёба, либо для троллинга.

Именно благодаря поледнему факту сторонники Трампа и подняли Пепе на свои знамёна.

Сейчас уже бесполезно пытаться выяснить, кто первым «внедрил» в среду фанов Дональда образ лягушонка. Был ли это человек из избирательного штаба или ноунейм из интернета, в сущности, неважно. Пепе прижился. Он превратился в персонифицированную оппозицию, которая противостояла либералам — и, что немаловажно, травила этих либералов в социальных сетях.

Да, именно так. Об этом сейчас не принято говорить, но так называемые альтрайты (самоназвание американских националистов) в первую очередь применяли Пепе вовсе не для распространения слогана про «Великую Америку», а для травли оппонентов Трампа. Точнее, даже не так — для травли убеждённых либералов как таковых. Их массированно тролили при помощи закидывания мем-картинками в том же Твиттере. Толерасты плевались, исходили на нет от злобы, но ничего поделать не могли — даже пожаловаться модераторам. Ведь их задалбывали не каким-то хейт-контентом, не расчленёнкой и даже не матами, а рисунками с милой жабкой — правда, весьма своеобразной.

Интернет-комикс из шутки превратился в оружие.

Нарцисты и фаршисты

Именно показушная «безобидность» Пепе и сделала его таким притягательным для пропагандистов. Как мем, он был и оставался безобидным — но как политическая агитация не отдельного кандидата, а самой идеи анти-либерализма, он превратился в чрезвычайно опасный инструмент. Воспрепятствовать мему нельзя, даже при помощи другого мема. При помощи мема можно организовать притеснение отдельного человека (или группы лиц) и по правилам любого интернет-ресурса вы не понесёте никакого наказания. Потому что не за что.

Пиарщики Трампа умело провели работу с форумами. Альтрайты, зная о потребности интернет-толпы в троллинге кого-либо, натравили её на сторонников Хиллари Клинтон. Учитывая специфику американских националистов-нацистов, очень скоро Пепе начали приписывать отдельные фразы расистского и сексистского толка. Строго говоря, на первый взгляд это было ошибкой — поскольку теперь мемы можно было бы локализовать как хейт-контент — но стратегически это сыграло наоборот в плюс Трампу.

pepe_04

Кандидат-миллиардер, завсегдатай Твиттера, постил многие вещи. Среди его твитов затесалась и картинка, присланная ему фанатами — за трибуной стоял мультяшный Пепе, чертами и париком живо напоминающий Дональда Трампа. Естественно, политик тут же опубликовал это фото с фразой «You Can’t Stump the Trump». Этот момент послужил красной нитью — теперь появился прямой прецедент, как можно связать хейт-мемы и кандидата от республиканцев.

Идиоты-политтехнологи от демократов воспользовались этим шансом. Себе на погибель.

В пылу избирательных митингов и общей истерии на тему, что «Трамп — это открытый ксенофоб», Клинтон позволила себе одну неосторожную фразу. Она назвала всех сторонников Дональда «a basket of deplorables» (группой скверных людей). Понятное дело, что на такую комичную фразу тут же отреагировали интернет-фотошоперы. В сети появилась фотожаба — переделанный постер блокбастера «Неудержимые», с лицами-политиками из команды Трампа и надписью «The Expendables» (жалкие, плачевные, скверные). За спиной Трампа первым стоял Пепе. Картинкой поделился в своём инстаграме старший сын Дональда Трапа.

Пост заметили в избирательном штабе Клинтон. И решили бить наверняка.

Через день на официальном сайте Хиллари появилась обширная статья. В ней описывалось, что Пепе — это символ расистов, нацистов, супремасистов (очередной либеральный термин, уничижающий белых угнетателей) и чёрт знает каких ксенофобов ещё. Оцените масштабы драмы. Юзеры открывали огромное полотно текста, читали его, а в конце на них с самодовольной улыбкой смотрел Пепе, будто говоря «вы затроллены».

Эффект был такой, будто Хиллари взяла бомбу, начинённую навозом и взорвала её прямо у себя между ног. Сотни тысяч комментариев. Десятки тысяч новых фотожаб. Интернет-аудитория, очень болезненно относящаяся к ситуациям, когда «старики лезут к нам, в тренд», устроила массированное бомбардирование демократического штаба новыми изображениями с Пепе. Тупость Клинтон высмеивали, ехидно спрашивая, как можно было назвать этого милого лягушонка нацистом.

В ответ на это либералы сделали кое-что непоправимое. Они решили запретить мем с Пепе. Нет, серьёзно. Запретить интернет-мем.

С их подачи Американская еврейская правозащитная организация Антидиффамационная лига заявила, что изображение Пепе является «выражением антисемитизма и других форм нетерпимости к евреям». Реакция общественности на это была ожидаемой. Случился так называемый «эффект Стрейзанда» — ситуация, когда нечто, что запрещается законодательно, тут же получает огромное вирусное распространение.

pepe_07

Благодаря этому запрету миллионы людей по всему миру узнали, что есть такой вот лягушонок, который ассоциируется с Трампом. Они загуглили эти картинки. Они увидели идеи, которые продвигают альтрайты посредством данного мема. Они сделали выводы. Они пошли на выборы.

После подсчёта голосов оказалось, что Дональд Трамп стал президентом США.

Большая игра теневых кукловодов

Вся эта история могла бы быть просто поучительной сказкой на ночь без морали. Был кандидат, был мем, были выборы. «Так сложились звёзды». Какой урок из всего этого нужно вынести? Самый прямой.

То, что Пепе «внезапно» стал пропагандировать «правильные идеи правильного политика», вовсе не было случайным совпадением. Мемы дейтвительно не создаются на заказ, но в идеологических целях они раскручиваются именно что по заказу.

Сейчас мало кто вспомнит, что в разгар гонки СМИ обвиняли человека по имени Палмер Лаки в том, что он «финансировал распространение мемов, порочащих Хиллари Клинтон». Этот молодой парень, совсем недавно ставший миллионером после того, как продал свою компанию Oculus Rift  Марку Цукербергу за 14 млрд долларов, действительно оказался не таким уж и простым предпринимателем.

Небольшая организация Nimble America получила от него не названную солидную сумму денег (что подтвердил сам Лаки) на «интернет деятельность». Эти деньги были потрачены на обширный интернет-штат, который взял на себя функции вербовки отдельных завсегдатаев портала Reddit и форумов. В обязанности даного коллектива входило так же создание и изначальная публикация некоторых мемов (в том числе и с Пепе), которые бы «показывали Хиллари с определенной стороны».

Подобных организаций (чего стоит аналитический центр под руководством Брэда Паскаля) на службе у Трампа было много. Это доказывает простой тезис — интернет активность может происходить стихийно, но тот, кто обуздает эту стихию и направит её в нужное русло, соберёт сливки. Команда Дональда (костяк которой составляли американские националисты с сайта Breitbart News) сумела централизованно и организованно поставить на службу своему кандидату всю мощь интернет-среды.

pepe_08

Мы не либералы, чтобы кричать о невозможности и недопустимости «теневой манипуляции обществом». В условиях, когда все социальные сети контролируются так или иначе либеральной общественностью, националисты вынуждены искать альтернативные способы распространения своей агитации. В условиях, когда за пост в Фейсбуке, где вы будете восхвалять традиционный уклад жизни и белую идентичность, вас бессрочно забанят, нужно заниматься деятельностью, против которой не работают репрессивные меры.

Мы обязаны заниматься мем-войной.

Группы мемного реагирования

Агитация националистических идей в Украине налажена плохо. Нет, даже не так — очень плохо. Одним из важных мотивов при основании Бунтократии было то, что мы стремились заполнить информационный вакуум — открытие культурного цифрового журнала было логическим этапом на пути создания инфраструктурной пропагандистской сети, которая призвана охватить всю правую молодёжь от Перемышля до Кубани.

В нашей стране уже есть локальные мемы, это и знаменитый «Кровавый Пастор», и «Укропы», и много что ещё. Но ни один этот мем ещё не был поставлен на службу националистическому движению. Националисты ещё попросту не научились (и никогда не пробовали) создавать медиа-проекты, соразмерные тем феноменам, что существуют в США, Германии и даже России! Ведь имено в РФ либеральный кандидат Навальный, при всей своей комичности, в 2012 году на выборах в мерию Москвы в рамках предвыборной кампании сделал фото для обложки паблика МДК. Да, над ним смеялись, но факт есть факт — молодёжь на выборах вся поголовно проголосовала за него, а не за Собянина. Это, что называется, «информация к размышлению».

Наша обязанность — анализировать опыт заграничных коллег и приниматься за систематическую работу в этой области. Мы уже опоздали с созданием правильной националистической машины добра, которая пояснила бы массам, почему национализм — единственная идеология, нужная Украинской Державы. Мы опоздали на годы — но не навсегда.

Успех новых украинских националистов будет зависеть от того, насколько мы успешно сумеем вести свою деятельность не только на улицах городов, но и в сети. Цифровое пространство сегодня принадлежит либералам. Завтра оно должна стать нашим.

pepe_09