Матрица, запрещенная мусульманами

buntonew_art28

В среде интеллектуалов принято считать, что современные блокбастеры — это безыдейная хренотень, созданная только ради кассовых сборов. Якобы хитрые маркетологи уже давно сумели математически вычислить формулу компонентов т.н. «успешного кино», сумма которых делает любую голливудскую поделку популярной у широких масс населения. Эти самые компоненты являются просто яркими образами, не связанными общей логикой — их наличие в киноленте служит просто средством привлечения внимания, а не инструментом донесения до аудитории каких-либо скрытых месседжей.

Это опасное заблуждение.

Фильмы давным-давно из вида развлечения превратились в том числе в средство пропаганды. Речь не только о явно казённых патриотических картинах вроде «Храброго Сердца», «Спасения рядового Райана» или «28 Панфиловцев». Подавляющее большинство кинопостановок пропитаны пропагандой не каких-то националистических мотивов, но целых мировоззренческих идеологий. Нынешнее засилье среди режиссёров адептов условной «левой» идеи уже сейчас разрушительно действует на цивилизацию, косвенно породив несколько серьёзных кризисов последних лет.

Сегодня мы кратко рассмотрим образец «правильной кино-пропаганды». В конце статьи всех любознательных читателей ждёт приятный подарок.

Запрещённое кино

Трилогия «Матрица» интересна с нескольких точек зрения. Кроме того, что это наиболее полный манифест современного цифрового общества, это ещё и мощный инструмент экспансии западной цивилизации на весь земной шар. В данной киноэпопее открыто показана иерархическая модель мира, во главе которого стоит Личность как отдельный индивидуум, Личность, которая всегда является важнее и ценнее системы; «Матрица» наглядно демонстрирует, насколько понятие индивидуальности важнее стадности и почему равенство в привычном понимании невозможно, а любые попытки его установления всегда на деле оказываются тиранией и издевательством над человеческой природой.

Мало кто знает, но произведение о хакерах в тёмных очках запрещено к показу в исламских странах. Всё началось с Египта, в далёком 1999 году (год релиза первой части эпопеи). Показ в кинотеатрах вызвал широкие протесты среди мусульманского духовенства. Верующие выходили на улицы, устраивали марши и даже ограбили несколько магазинов. Требование было одно — полный запрет.

Через три года второй фильм под названием «Матрица: Перезагрузка» был отменён к показу с формулировкой «как угрожающий устоям общества и безопасности государства». Цензоры наряду с богословами выпустили заявление, в котором утверждали, что «причиной запрета кино являются не отдельные сцены, а посыл кинокартины в целом, являющийся вопиющим образцом пропаганды ложных ценностей». Что же это за ценности такие, что так возмутили арабский мир?

matrix_02

Ответ прост — по их мнению «Матрица» является христианским фильмом.

Любителям незамутнённой фантастики подобное утверждение может показаться бредом, но на самом деле исламисты правы. Сами Вачовски никогда не скрывали, что их источником вдохновения являлась Библия. Идея о Спасителе, который был обещан и обязательно явится в момент наивысшей необходимости, красной нитью проходит через весь фильм — простой хакер (эдакий ремесленник-плотник) Нео живёт до тех пор, пока предназначение не пробуждает его «высшие способности». От него ждут священного крестового похода и победы в войне; вместо этого избранный при помощи мягкой силы, мудрости и парламентаризма устанавливает мир между вечными врагами.

Финал картины формирует новую религиозную мифологию. Первый Старый Завет был заключён Богом с народом израильским; второй Новый Завет по инициативе Иисуса был предназначен для всего человечества; Третий Завет, между Нео и Богом-из-Машины (да, именно так в титрах обозначен компьютер, управляющий городом машин), призван установить перемирие и взаимопонимание между компьютерами и людьми.

Присутствие христианства ограничивается не только сценарными кульбитами, но и общими мелкими деталями, присутствующими в фильме. К примеру, «матричное имя» Нео звучит как Томас Андерсон. Томас произошло от Фома (Фома Неверующий, так же, как и главный герой, сперва не верил в чудо), Андерсон — этимология «Son of the man» (Сын человеческий). Именно так в Библии все именовали Иисуса Христа. Корабль Морфеуса «Навуходоносор» отсылает нас к Старому Завету и царю Навуходоносору, который увидел сон, но забыл его, однако всё же хочет узнать его суть. Сам Морфеус (от древнего бога Морфия, бога сна) говорит главному герою, что он видел Избранного во сне — и решил посвятить жизнь тому, чтобы узнать смысл этого сновидения.

Есть и более яркие отсылки. К примеру, город Зион — явная отсылка к Израилю. Или гибель Нео в конце фильма в 303 комнате и воскрешение ровно через 72 секунды (3 дня Иисуса Христа). Тринити — троица. Или номера автомобиля агента Смита в начале второго фильма, которые отсылают нас к местам в святом писании, которые исчерпывающе описывают суть этого «нового врага». Финальным аргументом можно считать и то, что первый показ кино был приурочен к Пасхальному Воскресенью 1999 года.

Подобные вещи могут показаться конспирологией, если бы не позиция самих создателей «Матрицы». Братья Вачовски заявляли в интервью (в частности журналу Time), что их целью было создать «современное святое писание, отвечающее нынешней жизни». Без преувеличения можно сказать, что им это удалось — правда, возможно христианский посыл был вплетён слишком уж осторожно, так, что большинство зрителей его улавливают лишь на подсознательном уровне.

Однако исламские богословы распознали все эти нюансы сразу. По неосторожности ими был допущен показ первого эпизода трилогии. Увидев, какое ошеломляющее влияние «Матрица» оказывает на молодёжь, формируя вокруг себя настоящий философский культ, они забили в набат. Но законодательные инициативы о запрещении  бессмысленны. Глубинные идеи «Матрицы» уже попали в мир, в том числе мусульманский,  их уже не остановить. И речь идёт не о распостранении христианства.

matrix_03

Суть всех вещей

Одна из главных мыслей, которую последовательно выражает Морфеус, Тринити, Оракул, Нео и прочие герои — это то, что Личность всегда важнее Системы. Индивидуальность нельзя искоренить из человеческой природы; да, людей можно вырастить в пробирке, оградить со всех сторон стенами, попытаться «выровнять под одну гребёнку», но в конце концов Личность взбунтуется и потребует независимости. Иерархическая модель общества неизбежна, она зашита в самом генетическом коде нашего рода. И как бы ни была совершенна Система, как бы много ни было вокруг надсмотрщиков и запретов, как бы ни казалось равенство и покорность большинства монументальными, всегда найдётся один Единственный, который устроит восстание и восстановит самой природой предопределённый порядок вещей.

Мусульмане не способны принять такой порядок вещей; сама религия их бога-аллаха подразумевает рабство перед системой ценностей того же Корана, не оставляя пространства для свободной деятельности индивидуума. Но строго говоря, боятся они зря — никто не покушается на образ жизни в их пустынях. «Матрица» предназначена не для дикарей, «Матрица» предназначена для цивилизации, которая ценит не костную массу, но отдельных Лидеров, способных двигать мир вперёд.

Сейчас идут разговоры о том, чтобы снять «Матрицу 4». Это не бульварный слух — Киану Ривз уже выразил свою готовность вернуться к эпизодической роли Нео, Вачовски не против вновь примерить кресла режиссеров, главный сценарист трилогии Зак Пенн примерно знает, про что будет новый фильм. Студия-разработчик уже считает смету. Но про что будет новое кино, если «Матрица» уже по сути является законченным произведением?

Дело в том, что финал трилогии большинство зрителей поняли неправильно.

Помните финальный диалог между Архитектором и Оракулом, в обновлённой Матрице? Там была вскользь обронена фраза про «опасную игру». Дело в том, что есть очень мощная философская теория, уже косвенно подтверждённая Вачовски, что финальные события «Революции» не были окончанием войны в привычном понимании этого слова. Люди не были освобождены от власти машин.

Вы никогда не задавались, откуда у Нео, у избранного лишь внутри виртуального мира, в реальной вселенной есть власть над машинами? Он убивает их силой мысли и даже без прямого подключения «уходит» внутрь цифровой вселенной. Это ключевой вопрос, на который есть ответ. Ответили на него как сценаристы, так и известный философ Жан Бодрийяр.