Коновалец — Вождь нации

buntonew_art43

Украинское националистическое движение зародилось более ста лет назад, когда наша страна находилась под гнетом Российской империи. В таких условиях нашей порабощенной нации требовались идеологи, которые на бумаге сформировали бы цели и задачи украинского национализма. Но не менее, а быть может и более важны были те люди, которые смогли бы эти задачи воплотить в жизнь. Военные лидеры.

В теплый летний день 1891 года, в маленьком уютном селе Зашков, что на Львовщине, появился на свет человек, которому суждено было стать одним из лучших полководцев своего времени — Евгений Коновалец. Дед будущего полковника — Михаил — был главным священником в селе, а отец — Михаил Михайлович — директором местной школы. Кроме Евгения в семье было еще два сына — Мирон и Степан.

После окончания гимназии Евгений поступает во Львовский Университет, где изучает право. Коновалец был из числа активных студентов, принимал участие в общественной жизни университета, посещал студенческие съезды и всеми силами боролся за права украинских студентов, у которых в то время были множественные стычки с поляками.

В одной из таких стычек, в которой принимает участие Коновалец, в результате стрельбы погибает украинский академик Адам Коцко. Это происшествие производит сильное впечатление на Коновальца, и, в каком-то смысле, формирует его личность. Евгений Михайлович был известен лютой ненавистью к полякам.

Последние студенческие годы Коновальца были еще больше забиты общественно-политической жизнью. За несколько лет он успел побывать секретарем культурно-просветительской организации «Просвита», был главой студенческого движения, состоял в национал-демократической партии. И познакомился с Дмитрием Донцовым — своим будущим соратником по национальной борьбе.

В начале Первой мировой войны Коновальца мобилизуют в австрийскую армию. Во время боя за гору Маковка, в которой друг другу противостояли Украинские Сечевые стрельцы и русско-имперская армия, Коновалец попадает в плен. Последующие два года он проводит в русских лагерях, где совместно с другими лагерными авторитетами, вроде Андрея Мельника (с которым Коновальцу еще предстоит пройти долгий совместный путь), проводит агитацию как среди пленных украинцев, так и среди украинцев, которым не повезло загреметь в русскую армию.

konovalec_03

Прямо перед Октябрьской революцией Коновалец бежит из лагеря и прибывает в Киев. Столица в это время находится в состоянии общенационального вознесения. Империя трещит по швам, а новообразовавшееся украинское государство требует собственной национальной армии, которая бы руководствовалась не царской дедовщиной, а патриотизмом и любовью к своей нации.

Коновальцу удается пролоббировать идею создания национальных боевых единиц, и когда Центральная Рада провозглашает независимость Украинской Республики, он возглавляет свой курень Сечевых стрельцов, которому суждено стать одной из самых действенных частей Армии УНР. Стрельцы Коновальца жестко, но действенно подавляют восстание коммунистов на заводе Арсенал, после, совместно с Запорожским корпусом Болбочана, защищают Киев от большевистских войск. Полководческий талант Коновальца позволяет ему в кратчайшие сроки заслужить звание полковника, а курень стрельцов разворачивается до размеров полка. К слову, хорунжием Первого полка стрельцов был младший брат Коновальца — Степан. Второй брат — Мирон — воевал в составе Украинской Галицкой армии.

Когда немецкие оккупационные войска разогнали Центральную Раду, а хлеборобы-демократы (националистически настроенная партия) избрали единоличным правителем гетмана Скоропадского, полк стрельцов был расформирован по требованию немцев. Но уже через несколько месяцев Коновалец, как один из лучших полководцев тогдашней Украины, получил от гетмана официальное разрешение на повторное формирование своей части.

Но Скоропадский теряет и без того шаткое доверие Коновальца, как только подписывает договор о федерации с Россией. Полковник поддерживает Директорию УНР в заговоре против гетмана, и, в битве под Мотовиловкой, разбивает гетманские войска. Власть переходит к Директории, которую возглавляют Петлюра и Винниченко. Коновальца производят в казачьи атаманы, а Сечевые стрельцы разрастаются до размеров четырех полков и артиллерийской бригады.

В начале 1919 года Сечевым стрельцам в борьбе за Украину приходится неустанно вспарывать своими штыками как белых, так и красных. Но это все равно не спасает УНР от того плачевного состояния, в котором она оказывается. Большевики неустанно напирают на украинскую землю и, чтобы защитить независимость Петлюра решается на союз с Польшей. Коновальца, как и большинство политических сил Украины, такой союз полностью не устраивает и он складывает с себя полномочия.

Несмотря на то, что союз с Польшей был заключен на весьма выгодных для нее и весьма плачевных условиях для УНР, это все равно не помогает избежать измены со стороны поляков, и последние предают Украину и отдают ее на растерзание большевикам.

Украинская государственность терпит крушение. Коновалец бежит из Киева, и в Луцке, который тогда был захвачен поляками, попадает в военный лагерь. Но так как полковник уже имел опыт побегов из заключения, то и тут он надолго не задерживается. После лагеря Коновалец некоторое время находится в Чехословакии. Поражение украинской революции подкашивает ноги полковнику, но он все с той же силой верит в Украину и не собирается прекращать борьбу. Только теперь меняет ее методы.

konovalec_02

На базе старых участников Сечевых стрельцов и Украинской Галицкой армии было создано подпольное объединение националистов — Украинская войсковая организация. Главной целью УВО была борьба с оккупантами на украинской земле, ради которой националисты не стеснялись даже грязных методов, таких как диверсии, теракты и саботажи.

В это время Коновалец снимал комнату у одного львовского судьи по фамилии Шухевич. Сын судьи — Роман — много времени проводит с Коновальцем, и именно влияние полковника послужило тому, что парень в будущем стал одним из главных деятелей украинского национализма.

В 1929 году на базе УВО была создана Организация украинских националистов, которую возглавил Коновалец. Оуновские идеологи (один из них Донцов, с которым полковника судьба свела еще в студенческие годы) популяризируют Коновальца как вождя украинской нации. Полковник начинает активную международную деятельность. Привлекает к сотрудничеству с ОУН украинскую эмиграцию в Европе и Америке. Создает ячейки ОУН в многих европейских странах.

Также существует распространенное заблуждение, основанное на несомненно «правдивой» советской историографии, которая сама опиралась на еще более правдивые «секретные» документы поляков. Мол, в 1932 году, до прихода нацистов к власти, Коновалец встречался в Берлине с Гитлером, и фюрер якобы предлагал полковнику сотрудничество. Это ложь, например, потому, что по воспоминаниям Вольфа-Дитриха Гайке (начальника штаба дивизии СС «Галичина») Гитлер только в 1944 году узнал, что в составе Вермахта есть дивизия, сформированная из украинцев.

Коммунистический режим всеми силами старался очернить и маргинализировать украинское националистическое движение, поэтому неудивительно, что такая сказка появилась на свет и раскрутилась силами красной пропаганды. Как бы там ни было, Коновалец был всего лишь лидером украинских националистов, пребывающим в фактическом изгнании. Поэтому, если встреча с немецким канцлером и правда имела место быть, то это скорее играет на повышение авторитета Коновальца, чем на его очернение.

Так или иначе, активная международная деятельность Евгения Михайловича не могла остаться незамеченной для вездесущих большевиков. Украинский националист, широко известный за пределами Украины, был опасной фигурой, имеющей все возможности воспользоваться поддержкой своих иностранных друзей и свергнуть власть коммунистов в Украине.

По поводу убийства Коновальца известно, в основном, по мемуарам НКВДшника Судоплатова, который лично исполнил заказное убийство от большевиков. Мемуары были написаны Судоплатовым, когда он был уже совсем седым-седым стариком, поэтому тяжело понять где в этой истории правда, а где откровенный старческий маразм. Например, Судоплатов уверяет, что Барановский — помощник Коновальца, увидев бездыханное тело своего лидера, воскликнул: «мой фюрер». Это похоже на откровенный пропагандистский бред, но одно из этой истории ясно наверняка: русские чекисты были совершенно сумасшедшими фанатиками.

Вдумайтесь в эту историю. Судоплатов завербовался в ОУН под видом племянника соратника Коновальца и на протяжении нескольких лет устанавливал с полковником доверительные отношения. Он периодически встречался с Коновальцем в разных европейских городах, и с каждым разом доверие полковника к чекисту возрастало. На случай провала операции у Судоплатова всегда был с собой «Вальтер», чтобы (по выражению высшего руководства НКВД) «поступить как мужчина», то есть попросту покончить с собой.

konovalec_01

Когда однажды они увиделись в Париже, Коновалец повел Судоплатова на могилу Петлюры. Тот был уже более десяти лет как убит еврейским анархистом, убежденным в том, что Петлюра был виновен в еврейских погромах в Украине. Несмотря на то, что Коновалец и Петлюра не ладили последние годы, полковник, все же испытывал к атаману УНР дружеские чувства старого соратника. Судоплатов воспользовался меланхолией лидера ОУН и, достав из кармана носовой платок, завернул туда горсть земли с могилы Петлюры. В ответ на удивленный вопрос полковника Судоплатов ответил, что отвезет эту землю в Украину и посадит в честь Петлюры дерево. После этого доверие Коновальца к шпиону окончательно укрепилось. Это и стало его фатальной ошибкой.

В обед 23 мая 1938 года Судоплатов и Коновалец встретились в городе Роттердам. После непродолжительного разговора чекист сослался на нехватку времени и покинул полковника, перед этим оставив ему небольшой презент – коробку шоколадных конфет. Внутри коробки было взрывное устройство. Ровно через полчаса, когда Коновалец шел по улице, направляясь к своей гостинице, устройство подействовало. Коновалец погиб моментально, а еще двое случайных прохожих получили ранения. Судоплатов, убедившись в том, что Коновалец мертв, на поезде покинул Роттердам. Убийство, к которому он шел несколько лет, было совершено.

Так умер националист. Это была дорогая и тяжелая операция, на которую советское руководство не пожалело выделить ни времени, ни средств. Лишь бы только устранить опасного конкурента, национального лидера, который мог и собирался вырвать Украину из русских когтей. Большевики ждали, что, на смерть своего вождя националисты ответят ступором, опустят руки, попрячутся по лесам и подвалам. Будут боятся высунуть нос наружу. Но националисты ответили террором. Жестоким, беспощадным, тотальным террором. Никто из них не боялся смерти. Не боялся ее и полковник Евгений Коновалец. Ибо мы смертны, но Украина должна жить!