Пётр Болбочан — освободитель Крыма

buntonew_art16

Молодые украинцы часто запинаются, когда их просят назвать имя исторической фигуры из нашей истории, на которую можно без проблем ориентироваться. Молодёжи кажется, что в Украине не было своих Цезарей, Наполеонов и Македонских. Это на руку российской пропаганде — идеологи кремлёвского мира используют тезис, что у нас, дескать, нет своих героев, как аргумент, что мы «негосударственная нация». И даже рыцарей седого прошлого, таких как Хмельницкий и Мазепа, они всеми силами очерняют, выдумывая им такие прозвища, как «русофил» и «предатель».

Наиболее плодотворно вражеская пропаганда поработала над эпохой Украинской Народной Республики. Политтехнологи Красного Замка умело вбили клинья ненависти между самыми знаковыми фигурами того времени. Скоропадский и Петлюра, Михновский и Грушевский, Коновалец и Петрушевич — умело играя на тёмных пятнах в их биографиях, превратно трактуя их поступки, нам внушили, что все они «подонки высшей меры». И мы в это молчаливо поверили. Теперь мы сами плюём на их могилы, вместо национального примирения харкая в память о тех, кто всё же строил Украину — пусть и каждый по своему разумению.

Но русские идеологи не всесильны. Некоторых героев УНР при всём желании утопить в грязи у них не вышло. Не нашлось в их биографиях ничего такого постыдного, что позволило бы заклеймить их как «продажную политическую шваль». Имена этих людей, зачастую военных, предпочли просто забыть. Их не вспоминали в советское время и редко вспоминают даже в нынешней Независимой Украине, по привычке следуя московским методичкам, что уже двадцать пять лет малюют историю нашей страны в слезливо-плаксивых тонах.

Одним из таких вот «неназываемых» является Пётр Болбочан, кровью и сталью заслуживший прозвище «Железный полковник».

Украинец на Великой Войне

Будущий военный гений родился 5 октября 1883 года в селе Геджев Бессарабской губернии (теперь — Черновицкая область). Подрастая в семье православного священника, мальчик с юных лет прилежно изучал святое писание и по стопам отца поступил в Кишинёвскую духовную семинарию. Но окончив её, внезапно взбунтовался — подростку Петру хотелось стать военным. Родители уступили и отправили сына в Чугуевское юнкреское пехотное училище.

Уже в раннем возрасте Болбочан проявил собственный характер, пойдя против предписаний учебного заведения. Вдохновляясь декабристами и в целом веяниями того времени, он основывает тайный кружок, на собраниях которого сокурсники обсуждают культуру на украинском языке. Об этом вскорости узнаёт руководство в лице полковника Фока. Тот запрещает деятельность собрания, не применяя административных мер, устно вычитывая лидера, беря талантливого паренька «на карандаш».

Позже современники вспоминали, что Пётр мечтал стать военным юристом. После выпуска он и вправду назначается в 38-й Тобольский полк и после нескольких лет службы занимает должность адъютанта полковника Эйгеля. Но планы юного карьериста спутывает Великая Война.

bolbochan_06

Первая мировая позволяет раз и навсегда понять Болбочану, что военная стезя — это его родная стихия. Его бросает вдоль Минского фронта от битвы к битве. Годы позиционной мясорубки приносят ему звание за званием, он неизменно получает от командиров лестные характеристики с формулировкой «за отчаянную храбрость и находчивость».

Здесь, на фронте, мальчик становится мужчиной. Пётр Федорович впервые осознаёт собственную харизму. Сослуживцы его уважают, руководители ценят. Сражения в составе российской армии помогают понять Болбочану азы строительства армейского корпуса. В 1916 году, во время Нарочской операции, его — к тому моменту капитана — ранит разорвавшийся снаряд. Парня сильно контузит, но уже через пару месяцев он вновь возвращается в строй.

Из войны он выходит осенью 1917 года как несломленный боец, с несколькими наградами за отвагу. Возвращение на Родину приносит ему смятение — и робкую надежду. Революция уничтожает Российскую империю. Революция даёт шанс украинской нации на строительство собственного государства.

Офицер на службе своего Отечества

В революционном хаосе такой человек как Болбочан был незаменим. Молодой и талантливый, он показал себя как первоклассный организатор. Из добровольцев бывшего юго-западного российского фронта им был сформирован Первый Украинский Республиканский полк. Вчерашний герой войны становится полковым командиром. Но разложение армии идёт семимильными шагами — несмотря на протесты, большевики, используя марионеточный солдатский комитет, расформировывают полк. Личный состав разоружён. Казармы расстреляны из пушек — из руин достают обгорелые трупы солдатов-украинцев.

С того момента Болбочан навсегда становится заклятым врагом красных. Ему не нужны были мудреные политические теории для того, чтобы понять, что с большевиками не может быть никаких переговоров. Он смотрел на тела своих фронтовых товарищей и понимал, что война за европейскую гегемонию окончена — начинается война на украинскую независимость. Война за право народа жить на своей земле без страха быть залинчеванными пьяной матроснёй.

Пётр вместе с верными ему старшинами отправляется в Киев. Там, игнорируя все бюрократические процедуры, он в обход официальных инстанций создаёт новое подразделение — Республиканский курень. Крещение огнём его отряд проходит уже в январе. Красная гниль с завода «Арсенал» впервые открыто сталкивается с железными зубами украинского зверя — большевистский путч жестоко подавлен. Война набирает обороты.

Следует понимать, что эпоха УНР — это период постоянно меняющегося фронта. Хаос на обломках бывшей Империи царил небывалый. Города переходили из рук в руки разных полу-государственный образований. Жители населенных пунктов за месяц могли побывать советскими гражданами, поддаными России, за год по несколько раз обрести и потерять свою родную Украину.

Украинские войска оставляли столицу под натиском красной навалы. Отход правительства УНР прикрывали самые боеспособные части. Последним Киев покидал отряд Болбочана. Отступая на запад в Житомир, тот знал — это не навсегда. Сине-жёлтые флаги покидают свои флагштоки на время. Офицер клянётся перед своими побратимами, что армия вернётся — и их группа будет в авангарде. Он сдержал своё слово.

Освободитель Крымского полуострова

Полугодичное реформирование украинской армии приносит свои плоды. Формируется Запорожская дивизия, в составе которой 5 ноября 1918 года Пётр Болбочан получает звание полковника. Это не была подачка или милость авансом. К тому моменту уже мало кто в Украине сомневался в военных умениях этого мужчины с лихо закрученными усами.

Отступление в Житомир подарило войскам необходимую передышку. По достоинству оценив рвение Петра, руководство назначило его военным комендантом Волыни. Республиканский курень, прославленный во время обороны Киева, реорганизуют в структуру в составе Запорожского корпуса. Комплектуя его своими кадрами, Болбочан фанатично лелеет одну мысль — освободить территории Украины, где по недоразумению реет красный флаг интернационалистов.

bolbochan_03

Берестейский мирный договор становится единственным случаем, когда политики УНР помогли, а не помешали будущему полковнику достигнуть намеченной цели. Соединённая армия немцев и украинцев переходит в наступление на восток. Воины кайзера ставят жёсткий ультиматум политиканам — Киев, как они его именуют, «третий по значению город России», они возьмут самостоятельно. Кабинетные трусы лепечут слова одобрения.

Болбочан против. Он не согласен был отдавать украинский триумф чужим армиям, которые пусть и являлись союзными, но всё же оккупационными — тем более, всего пару лет назад Пётр лично сражался против немцев в составе блока Антанты. Его запорожский корпус, нарушая все мыслимые директивы, вырывается вперёд. Их цель — столица.

Киев берут приступом. Штурм оборачивается оглушительным успехом — город освобождён. Растерянных фрицев встречают украинские знамёна и победные парады запорожцев. Чёрные взгляды иностранцев буравят молодого выскочку. Пётр Фёдорович, к тому моменту уже семьянин, бросает роковую для себя фразу «Теперь никакой внешний враг нам не страшен».

В качестве награды Болбочану разрешают стать в авангард немецкой армии и, рискуя собственными людьми, версту за верстой освобождать Левобережную Украину. Он воспринимает это с радостью. Опираясь в первую очередь на силы украинских солдат, он дерзко продвигается вперёд. В моменты, когда кайзеровское командование медлит, Болбочан предпринимает решительные действия, не согласовывая их с командованием — ни с иностранным, ни с киевским.

Лубны, Полтава и Харьков в ходе весенней украино-немецкой кампании были возвращены в состав УНР. Молодому полководцу рукоплещут как простые люди, так и старцы в высоких кабинетах. Он чужд политическим интригам, молод и красив. На знамени его полка вокруг тризуба сияет надпись «С верой в твёрдую конечную победу вперёд, за Украину!».

Венцом военных успехов Болбочана и, по иронии судьбы, «началом конца карьеры», стал поход на Крым. Полуостров, находящийся тогда, как и сейчас, под контролем российских варваров, оставался опасным форпостом противника. В строжайшей секретности была сформирована Крымская группа армий УНР. Её костяком стал Запорожский корпус и отдельные отряды добровольцев. Командиром назначен Пётр Болбочан. Секретный указ гласил: «Опережая немецкие войска, занять полуостров и установить там украинскую власть».

Крымский поход покрыл славой имя Петра среди современников. После захвата Мелитополя полковник признавался отдельным союзникам, что ему был дан приказ форсировать Сиваш. И немцы, и белогвардейцы не верили в подобное — по их мнению, захватить Крым без тяжёлой артиллерии силами немногочисленных добровольцев было невозможно. Но это «невозможное» было сделано.

Украинские штурмовые группы перешли перешеек. Ими был взят Джанкой, через короткое время — Симферополь. Группа армий подошла к так называемому «городу русской славы» — Севастополю. Оттуда прибыла делегация из полусотни человек, утверждающая, что город готов сдаться без боя. Измученные большевистским террором, люди желали установления нормальной человеческой власти — и более человечного государства, чем Украина, на просторах бывшей Империи не было.

«Болбочановцы» уже готовились открывать шампанское. Когда им пришло послание от командования из Киева, они, в хмельной радости, не сразу поняли, что это не шутка. УНР требовала от них немедленно покинуть Крым. Более того — покинуть его безоружными. И сверх этого, будто издеваясь — под конвоем немецких войск! От формулировок послания земля уходила из-под ног.

bolbochan_02

Политиканы из столицы, которую Болбочан когда-то возвращал под украинскую юрисдикцию кровью своих солдат, одним росчерком пера перечёркивали все южные завоевания. Играя в свою грязную чехарду, по требованию немецкого командования они полностью отказывались от претензий на полуостров. Недавний тайный приказ о взятии Крыма, данный устно, признавался утратившим силу. Украинские войска были опозорёны и брошены собственными правителями.

Чужой среди своих

Возвратившийся в Киев Болбочан был подавлен. Солдаты по-прежнему его обожали, но как триумфатор он уже утратил свой лоск и блеск. Крымская победа, обернувшаяся поражением, тяжким грузом повисла на его душе. Всегда далёкий от политики, человек прямой и честный, он внезапно начал осознавать, что победа не может быть достигнута только на театре боевых действий.

Однако война продолжалась. Слабохарактерных лидеров УНР сменил диктатор гетман Скоропадский. Его новая украинская страна, Гетманат, принялась восстанавливать армию. Болбочан не был в стороне. Не разделяя русофильские позиции гетмана, он молчаливо укреплял военную машину. Полковник ни на секунду не забывал, что большевики ещё не повержены.

Перегруппировавшись, как и сами украинцы всего год назад, красные вернулись в Украину. Их войска заполонили Левобережье. Теперь не было немцев, не было никого, кто мог бы стать между Болбочаном и внешними врагами его страны. Никто, кроме врагов внутренних.

Скоропадский недолго просидел на троне. Поверженная УНР восстала в виде режима Директории. Полковник одним из первых поддержал Симона Петлюру в его стремлении сбросить гетмана. На словах в Украину вернулась демократия. Болбочан наконец-то мог посвятить себя делу всей жизни — искоренению большевистской заразы.

Но времена изменились. Петлюра и его социалистическое окружение не забыло биографию завоевателя Крыма. Они помнили, как дерзко полковник ослушивался приказов. Как в обход командования он сделал свой курень; как наплевав на указания первым вошёл в Киев; как нагло штурмовал Харьков и с каким недовольством отдавал немцам полуостров. Помнили они и то, как легко Болбочан лишил своей поддержки гетмана, когда тот начал заикаться о строительстве Украины как «части федеративной будущей России».

В прессе началась широкая кампания травли «железного полковника». Его называли сумасбродом и анархистом, интриганом. С его именем специально ассоциировали не победы, а поражения. Восточный фронт разваливался. Большевики брали город за городом, приближаясь к Киеву.

Болбочан публично утверждал, что Директория УНР занимается открытым саботажем против собственных солдат. Проблемы с логистикой и резервами привели к тому, что Харьков был оставлен отрядами полковника практически без боя. На Петра обрушилась новая порция клеветы. Кто-то из правительственных журналистов произнёс слова «подкуп» и «измена».

bolbochan_04

В январе 1919 года Болбочана арестовали.

Полководца заключили в тюрьме города Станислав (ныне Ивано-Франковск), где находилась тогда временная столица Западно-Украинской Народной Республики. Социалисты из Директории требовали сурового наказания для полковника. В первую очередь это было связано с тем, что УНР на тот момент склонялась скорее к союзу с большевистской Россией, чем к открытой войне, а такой человек как Болбочан очень мешал подобному альянсу. Красные ненавидели полковника всеми силами — за его голову назначили цену в 50 тысяч карбованцев; коммунистическая пропаганда именовала его извергом-националистом.

Бессмысленное следствие продолжалось месяцами. В действиях Болбочана не удавалось найти и следа измены. Последний, вместо того, чтобы сохранять разумное молчание, даже из-за решётки продолжал открыто критиковать правительство. Директория ощущала это весьма болезненно — особенно на фоне того, что они ежедневно теряли населенные пункты. Киев, Винница и Житомир пали.

В мае Болбочана освобождают. Он встречается с Симоном Петлюрой — руководитель Директории даёт полковнику новый приказ о формировании украинских частей из военнопленных в Италии. Пётр формально соглашается, но УНР по какой-то причине не отдаёт официального приказа. Наученный горьким опытом крымской операции, Болбочан ждёт, бессильно наблюдая за тем, как красные захватывают его Украину.

Человек, который всего год назад дошёл до Мариуполя на востоке и малыми силами захватил весь юг, пылает жаждой действия. У него жена и маленькая дочь, у него — авторитет среди солдатов. Политики как всегда играют в свои игрища, перебрасываясь протоколами и письмами. Страна погибает. Надо что-то делать. И Болбочан решается.

Полковник приезжает в город Проскуров. Там, собрав вокруг себя старшин, он обращается к инспектору УНР, Николаю Гавришко, с просьбой возобновить себя в качестве командующего Запорожского корпуса. Гавришко соглашается. Пётр Фёдорович надевает мундир и готовится к тому, чтобы спасти Украину от поражения.

Этим планам не суждено было сбыться.

bolbochan_01

10 мая Болбочана вновь арестовывают. На этот раз формулировка предельно ясная — «попытка вооружённого захвата власти». Якобы полковник, вступив в сговор с Гавришко, собирался свергнуть законное правительство. Нет никаких сомнений, что подобное действо было запланировано Директорией заранее. Зная о взрывном характере военного, Петлюра и его приближённые специально затягивали с назначением, зная, что полководец не высидит долго без дела и обязательно попытается спасти военное положение по своему разумению.

Подставленный, Болбочан сдаётся без сопротивления. Ему и в голову не приходит воевать со своими же, с украинцами. Он до последнего думает, что возникла какая-то ошибка. Ведь он недавно сам виделся с Петлюрой, который дал ему должность и пообещал свою поддержку! Ему казалось немыслимым, что Директория поднимет на него руку. Ему казалось полной ахинеей, что политики в условиях стремительно рушащегося фронта могут осознанно взять и отстранить от командования опытного полководца.

Он ошибался.

Герои не умирают — их убивают

За Болбочаном пришли ночью. Люди, которые всё ещё носили тризубы на нарукавных повязках, уже не были приверженцами мечты об украинской народной государственности. Во всяком случае, их командир Чеботарев, по убеждениям марксист, а в будущем — большевик, уж точно не собирался отдавать Богу душу за сине-жёлтый флаг.

Из полковника выбивали признания в лучших традициях ЧК. Двое суток героя украинской армии лупили дубинами, прутьями, кулаками. Раздевали догола и плевали в лицо. Требовали фамилий и дат. Говорили, что он, гнида, решил устроить государственный переворот в условиях военного времени. Орали на него, не давая спать.

Дважды Петра Фёдоровича выводили на расстрел. Пугали. По завершению допросов Болбочан полностью ослеп на один глаз. Большая часть зубов отсутствовала. Дознаватели поработали на славу. Измученный пытками и унижениями, полковник только обречённо кивал головой в ответ на абсурдные обвинения.

Военный полевой суд армий УНР постановил — расстрелять. Освободителю Крыма оказали честь, едва ли приятную — он был первым и единственным человеком, который был приговорён к смерти именно этим органом уже эфемерной власти. Болбочана поставили к стенке. Конвой по команде отказался стрелять.

Солдатам было страшно открывать огонь по прославленному командиру. Тогда упомянутый уже Чеботарев лично дважды выстрелил в тело полковника. По воспоминаниям, ещё живого, агонизирующего, шепчущего что-то о своей любимой дочке, Болбочана подтащили к яме. Сбросили туда. И наскоро забросали землёй. Место захоронения до сих пор неизвестно. Исследователи сумели выяснить только то, что могила находится рядом с железнодорожной станцией Балин, где-то в Хмельницкой области.

Так закончилась история «железного полковника». Идейный военный с детских лет, он проявил свою украинскую идентичность ещё в училище; провёл Великую Войну на передовой; пережил и разгром старой армии, и формирование новой. Он завоевал Киев, Харьков, Полтаву. Спас Крым от большевистского террора.

Пётр Болбочан был верен только Украине и офицерской чести. Он был националистом до мозга костей и воображал, что все украинские политики тоже националисты. Ему казалось, что для них Украина, как и для него — превышего всего. Он так ненавидел внешнего врага, что не заметил рождения врага внутреннего.

Имя полковника было вычеркнуто из украинской истории, но период забвения прошёл. Задача нашего поколения — не допустить его ошибок и повторить крымский подвиг, на этот раз таки взяв Севатосполь под украинское крыло.

В Украинской Державе обязательно будет памятник Петру Болбочану. Сложно представить для этого лучший город, чем Симферополь.

bolbochan_07